Татары


Кто на сайте
На сайте всего: 1
Кунак 1
Пользователей: 0


                                                 

Татарский костюм

Источник 

Татарский костюм представляет собой уникальную систе­му народного художественного творчества, включавшую в себя изготовление тканей, сложных и богато орнаментированных головных уборов, производство различных видов обуви, высо­кохудожественных ювелирных украшений. Все элементы системы выступали согласованно, сочетаясь друг с другом по форме, цвету, материалу изготовления, образуя единый сти­левой ансамбль.

Основополагающие элементы народной одежды издавна были общими для всех групп татар. Общим признаком донациональных форм татарской одежды является монумен­тальность. И мужчины и женщины носили длинные, широкие туникообразного покроя рубахи и длинную со сплошным остовом распашную верхнюю одежду. У женщин эту мону­ментальность подчеркивали массивные нагрудные, накосные и наручные украшения и сложные, как правило, сочетаю­щиеся с большими покрывалами, головные уборы. Нижним головным убором мусульманина являлась четырехклинная, полусферической формы тюбетейка. При выходе из дома в холодное время года мужчины поверх тюбетеек, а женщины поверх покрывал надевали полусферическую меховую или стеганую с меховым околышем шапку. Повсеместно быто­вали мужские матерчатые кушаки и традиционная кожаная обувь: ичиги и башмаки с мягкой и жесткой подошвой. Рабочей обувью на селе были лапти. Их носили с суконными или вязанными чулками белого цвета.

В середине XIX в. у татар еще преобладала традиционная одежда. Об этом говорят музейные коллекции, литературные и архивные сведения, материалы этнографических экспе­диций. Продолжали бытовать многочисленные этнотерриториальные, этноконфессиональные, а внутри них возрастные, социальные и др. комплексы костюма. Большую роль в формировании этнотерриториальных комплексов народной одежды, наряду с особенностями этнической истории и неравномерностью социально-экономического развития групп этноса, природных условий обитания, этнического окружения и конфессиональной принадлежности, играла территориаль­ная разбросанность татар, обусловленная сложной историей народа в целом. Так, территориальная удаленность мишарей Окско-Сурского междуречья, касимовских, астраханских, сибирских и других групп татар от татар казанских способ­ствовала формированию у них, одновременно с общеэтниче­скими, и местных особенностей костюма. Это преимуще­ственно касалось одежды женщин, что объясняется их более замкнутым образом жизни и большей приверженностью к традиционным морально-этическим нормам.

Основу мужского и женского традиционного костюма составляют рубаха  и штаны , сшитые из сравнительно легких тканей. Вплоть до середины XIX в. древняя туникообразная рубаха (из прямого, перегнутого поперек полотнища, без шва на плечах, с ластовицами, с широкими вставными боковыми клиньями, с центральным грудным разрезом) была общераспространенной. У татар, особенно казанских, преобладала рубаха с воротником-стой­кой. Отложной воротник чаще встречался на обрядовых свадебных рубахах мужчин. Среди кряшен некоторое распространение получила рубаха с боковым груд­ным разрезом. В отличие от русской косоворотки разрез делался на правой стороне груди. От туникообразных рубах соседних народов — русских, мари, удмуртов — татарская рубаха отличалась длиной и шириной. Она шилась очень свободной, длиной до колен, с широкими и длинными рука­вами и никогда не подпоясывалась («Без креста и пояса, как татарин»). Белые домотканые рубахи украшались вышивкой, позуме?тной или многоцветной домотканой тесьмой.

Женская туникообразная рубаха идентична мужской, что вообще характерно для древних форм одежды. Женские рубахи шились длинными, почти до щиколоток. В середине XIX в. у татарок из состоятельных слоев общества рубахи шились из дорогих покупных «китайчатых» тканей (легкого шелка, шерсти, хлопчатобумажной материи и тонкой пар­чи). Декоративное украшение таких рубах сводилось главным образом к использованию воланов, разноцветных шелковых и атласных лент и кружев, позументных кистей и тесьмы. Для казанских татарок и кряшенок была характерна рубаха с верхним воланом. Для мишарок — с нижним. Красочной аппликацией — наличием ярких разноцветных матерчатых нашивок на груди, плечах, подоле — отличалась рубаха сергачских мишарей. Неотъемлемой принадлежностью старинной женской рубахи являлся нижний нагрудник . Его надевали вниз под рубаху с традиционно глубоким (без приполка) грудным разрезом с тем, чтобы скрыть распахивающуюся при движении щель на груди.

Во второй половине XIX в. в обиход как мужчин, так и женщин входят рубахи современного покроя — из фабричной материи со скошенными плечами и круглыми проймами, обычно с отложным воротником. В декоративном офор­млении большую популярность приобретают мелкие оборки . Нередко вся поверхность подола женской рубахи украшалась горизонтальными рядами оборок. В нача­ле XX в. рубахи такого покроя преобладали на всей терри­тории проживания татар.

Штаны (ыштан) по покрою представляют собой широко известную поясную одежду тюркоязычных народов, полу­чившую в этнографической литературе название «штаны с широким шагом». Мужские штаны шили обычно из поло­сатой ткани (пестряди), женщины предпочитали однотонные. Праздничные и свадебные штаны для жениха шились из домотканины с мелкими и яркими браными узорами.

Весьма примечательной принадлежностью одежды в конце XIX — начале XX вв. являлись передники (алъяпкыч, алчупрак). Узорчатые домотканые или расшитые полихромным, нередко ковровым, тамбуром передники мусульманки носили поверх рубахи, а молодые кряшенки надевали их и с верхней одеждой. У мужчин неорнаментированные передники чаще бытовали в комплекте рабочей одежды. У перских татар богато украшенные тамбуром передники составляли часть приданого невесты и использовались в качестве праздничного элемента в одежде жениха.

Верхняя одежда была исключительно распашной с рука­вами или с проймами для продевания рук. В зависимости от назначения ее изготовляли из фабричной (хлопчатобумажной, шерстяной) ткани, из холста, сукна, полусукна домашней выработки, из меха (овчины, лисы и т.д.). Татары независимо от возраста и пола преимущественно носили двубортную с правосторонним (тюркским) запахом одежду, с цельной приталенной спинкой (чабулы кием), с клиньями на боках ниже талии. Ее обычно шили с наглухо закрытым воротом, с выкроенными плечиками. . Одним из наиболее архаичных видов подобной одежды является чоба — легкая домотканая из чисто белого или в мелкую полоску льняного или конопляного полотна у мужчин и многоцветная — у женщин. Еще в начале XX в. она входила в число приданого невесты у татар Предкамья, Пермского и Уфимского Приуралья. Верхняя одежда с прямой спинкой (туры кием) широкая и длинная, туникообразного покроя, как правило, не имела застежек. Ее носили свободной или подпоясанной кушаком, чапан — мужская одежда для посещения мечети.  У кряшен значительное распространение, как и у русских, имела верхняя одежда с отрезной по линии талии и присборенной спинкой (борчатка). Обязательным атрибутом традицион­ной верхней одежды татарина является пояс Использовались в основном матерчатые пояса: самотканые, сшитые из фабричной ткани, реже вязаные шерстяные. Среди музейных коллекций имеются широкие позументные, ковро­вые, бархатные, а также из серебряных пластинок, соединен­ных между собой шарнирами, пояса с массивными, богато украшенными серебряными пряжками. У казанских татар они рано вышли из употребления. Однако в костюме татар астраханских и сибирских, как, впрочем, и крымских, пояса с пряжками и металлическими накладками были широко распространены как в мужском, так и женском костюме.

Верхняя одежда женщин отличалась от мужской лишь некоторыми деталями декоративного плана: дополнительной отделкой мехом, позументом, вышивкой, художественной строчкой и т.д. Наиболее характерным для татарок видом легкой домашней и выходной одежды были камзолы, ко­торые надевались поверх рубахи. Для придания спинке камзола большей приталенности ее часто кроили из двух по­ловинок (с вертикальным осевым швом), расширяющихся от талии к бедрам с помощью боковых клиньев. Центральный и два боковых клина образовывали фалды в трехшовном камзоле . Молодые женщины шили камзолы пятишовными (биш билле). Использование для пошива камзолов разнообразных покупных тканей, фурнитуры, аксес­суаров способствовало восприимчивости к инновациям, обра­зованию чрезвычайного множества вариаций. Камзолы шили длинными до колен или короткими до бедер, с короткими до локтей рукавами или без рукавов, с высокими бортами или с глубоким грудным вырезом, с запахом впереди или без запаха («встык»). Края бортов, подола, проймы рукавов укра­шались полосками позумента, галуна, пушистыми птичьими перьями или мехом. В восточных районах региона со време­нем становится традиционным украшать камзолы и монетка­ми, но не так обильно, как у башкир. Монетки пришивались на отделку камзолов — тесьму (ука).

Головные уборы.

Мужские головные уборы делятся на домашние (нижние) и выходные (верхние). К нижним относится тюбетейка, представляющая собой неболь­шую, надеваемую на макушку шапочку, поверх которой надевали всевозможные матерчатые и меховые шапки, войлочные шляпы, ритуальные уборы (чалма). Наиболее ранний и широко распространенный тип тюбетейки кроился из четырех клиньев и имел полусферическую форму. Для сохранности формы и из гигиенических соображений (способ вентиляции) тюбетейку простегивали, закладывая между строчками скрученный конский волос или шнур. Использование при пошиве разнообразных тканей и приемов орнаментации давало возможность ремесленникам создавать бесконечное множество их вариаций. Яркие выши­тые тюбетейки предназначались молодежи, а более скром­ные — старикам. Более поздний тип с плоским верхом и твердым околышем — первоначально получил распространение у городских казанских татар, вероятно, под влиянием турецко-исламских традиций.

Верхние головные уборы представляли собой круглые «татарские», конусообразной конструкции шапки, кроеные из 4-х клиньев с меховым околышем, которые носили и русские, в частности в Казанской губернии. У горожан были распространены цилиндрические шапки с плоским верхом и твердым околышем из черного каракуля, из серой бухарской мерлушки.

В женских головных уборах, особенно раннего периода, четко улавливается возрастная дифференциация. Девичьи уборы имели шапкообразную или калфакообразную форму. Косы располагались на спине и оставались открытыми или прикрывались специальным украшением .

Наиболее ранними из них были характерные для некоторых групп окско-сурских мишарей шапочки с открытым верхом (тайка) и шапочки с закрытым верхом (такыя, тупый), встречавшиеся на северо-востоке Волго-Уральского региона. Ранние девичьи шапочки, в том числе и терминологически — такъя,— перекликаются с традиционными девичьими убо­рами других тюркоязычных народов Евразии.

Самым популярным девичьим убором был калфак. Он надевался на голову в комплекте со специальной повязкой-украшением (ука-чачак), а конусообразный конец с кисточ­кой откидывался назад (или набок). Особенно широко был распространен вязаный из хлопчатобумажных белых нитей (ак калфак). Чаще он встречался у сельских девушек, особенно у кряшен. В городах (Казани, Уфе, Касимове и др.) значительное распространение получили «городские» калфачки, вязаные из разноцветных шелковых ниток, с поперечны­ми полосами. Среди них имеются совершенно уникальные экземпляры, богато орнаментированные вышивкой, синелью, а также аппликацией, выполненной в «ушковой» технике.

Традиционные головные уборы замужних женщин более разнообразны и сложны. В отличие от девичьих, они закры­вали не только голову женщины, но и ее шею, плечи, спину. При всем многообразии территориальных различий в формах, декоративных деталях головной убор женщины-татарки всегда включал три обязательные составные части. Это ниж­ние, основные и верхние уборы. Нижние головные уборы (волосники) призваны были собирать и закрывать волосы, и поэтому их формы в значительной степени связаны с при­ческой. Мусульманки заплетали волосы в две косы, которые спускались на спину, поэтому волосники у них чаще состояли из шапочки (или чехла) и накосника. Кряшенки также заплетали волосы в две косы, но не спускали их вдоль спины, а укладывались, как у русских женщин, вокруг головы под чепец. Основные уборы— «покрывала» — особенно были характерны для пожилых женщин, у которых они отличались массой всевозможных деталей, объясняющихся как особен­ностями возраста, так и более ревностным отношением ста­риков к своим традициям. Они представляют собой самые различные по форме (полотенцеообразная, треугольная, квад­ратная), территориальной принадлежности и времени бы­тования уборы. Их названия (тастар, яулык, кыекча) связаны, очевидно, с определенными древними культурными традициями. (Термин тастар, например, иранского проис­хождения; яулык, кыекча — тюркского.) Верхние уборы на­девались (повязывались) поверх покрывал, прочно удерживая их на голове. Это всевозможные повязки-платки (короткие и длинные полотенца тастмал, яулык, ак яулык) и шапки. В национальный период в качестве верхних уборов используются матерчатые шапки.

Особый интерес представляют старинные (XVII — середина XIX вв.) монетные шапки. Это каркасная шапочка на твер­дой основе, которая имела вид высокого ко­нуса, покрытого шелковой материей, ушитого золоченными рублевками, кораллами и жемчугом; сверху конус оканчи­вался золоченым навершием. Она бытовала у казанских татар. И монетная шапочка на мягкой основе — кашпау, характерная для мишарей Окско-Сурского междуречья и молькеевских кряшен.

Традиционные женские головные уборы — наиболее яркий и самобытный элемент, который лежит в основе выделения этнотерриториальных вариантов костюма. Этноспецифическим головным убором татарок Казани и Заказанья был калфак. В периоды разных стилевых направлений моды он принимал самые разнообразные формы и размеры, отличался различными способами ношения (с покрывалом или без) и художественного оформления (золотное шитье, шитье жем­чугом и бисером, вышивка синелью, инкрустация само­цветами, отделка мелкой золоченой монетой и др.). По своей сути калфак выполнял роль волосника, поэтому нередко надевался в комплексе с покрывалом. Основной головной убор пожилой казанской татарки представлял собой покрывалообразную косынку с гипотенузой до 2,5 м. Изго­товляли его из белого или нежно-кремового коленкора, тюля, украшали богатой многоцветной тамбурной вышивкой. Лицевая часть убора (битлек) оформлялась позументом, несколькими монетками. Поверх ?рп?к надевалась традици­онная для казанских татар шапка с широким меховым околышем и плоским верхом  или позумент­ная шапочка .Общим для всех групп мишарей Окско-Сурского между­речья являлось обязательное присутствие в женской одежде тастарного комплекса головного убора. Тастар — полотенцеобразное, обычно белое, головное покрывало, окаймленное красной домотканой тесьмой, имеющее богато орнаменти­рованные пришивные концы. У темниковско-азеевских ми­шарей он надевался поверх волосника-чепца с накосником чехлом для кос .Концы тастара украшались узора­ми тамбурной вышивки. У лямбирских мишарей тастарный комплекс включал те же составные элементы. Отличался лишь способ повязывания тастара, когда один из наиболее украшенных его концов располагали на голове, а другой — на спине. Поверх тастара надевали монетную шапочку (каш­пау). Специфика тастарного комплекса кузиецко-хвалынских мишарей заключается в особенностях его декоративно-худо­жественного оформления: в применении высокохудожествен­ного шитья золотом (гладь в «прикреп»). В технике золото­швейной глади украшались волосник-чепец, бархатные чехлы для волос, концы тастаров. Весьма оригинальными были головные уборы сергачских мишарок. Молодые женщины надевали волосник (башкигец) в виде плотно облегающего голову капюшона, украшенного яркой аппликацией из кусочков материи. Поверх него повязывалось и завязывалось на затылке специальное покрывало в виде платка, сложенного на угол. Основным элементом головного убора пожилых женщин был тастар, но с одним широким и длинным концом, так же украшенным тканевой апплика­цией. Такой тастар чалмообразно повязывался поверх волос­ника (солауц), а его орнаментированный конец располагался на спине.

Спецификой отличался и тастарный комплекс касимов­ских татар. Волосник состоял из двух элементов: отдельно чепца и накосника чехла. В городе Касимове вместо волос­ника часто надевали и большой трикотажный калфак, напо­добие девичьего казанско-татарского. Тастар повязывали поверх калфака, причем особым образом. Касимовские тастары обычно имели лишь один украшенный конец, который располагался на спине, а чаще на плече. Неукрашенный конец, обернув вокруг лица, пропускали под подбородком и закрепляли на виске специальной заколкой — украшением. У горожан тастары изготовлялись из светлой ажурной ткани фабричного производства и вышивались профессиональными мастерицами.

Своеобразными были традиционные головные уборы кряшен, что связано с ранней культурной изоляцией их от татар-мусульман и с особенностями их этнокультурного развития (воздействием, в частности, христианской, особенно русской культуры). Головной убор заказанских и западно-закамских кряшен состоял из волосника-чепца, головного покрывала, полотенцеобразной повязки (ак яулык) и свадебного покрывала. Проис­хождение этого убора  этнографы связы­вают с головным убором русских женщин (сорока). Особенно оригинальными были головные уборы замужних елабужских кряшенок. Они включали волосник-чепец, головное покры­вало (чукол), налобную монетную повязку, монетные височные украшения и напоминали древ­ние «шлемовидные» уборы тюркских народов Евразии. Во время праздничных (обрядовых) торжеств замужние елабужанки надевали головное покрывало, налобная часть кото­рого была полукруглой и напоминала русский кокошник.

Головной убор молькеевских кряшен во многом ана­логичен тастарному комплексу мишарей и соседствующих с ними чувашей. Он состоял из двух полотенцеобразных по­крывал: длинного (тастар) и короткого (чибар яулык). В оформлении этих полотенец применялись высокохудоже­ственное тканье выборного полихромного исполнения и тамбурная вышивка, домашнее кружево. Тастар дважды обертывался вокруг головы и шеи с тем, чтобы орнаменти­рованные концы свисали на спине, один выше другого. Поверх тастара назад концами завязывался чибар яулык. В середине XIX в. молькеевские женщины, как и лямбирские мишарки, поверх тастара надевали кашбу (кашпау) — древне-тюркский шлемовидный головной убор со спинной лопастью, укра­шенный серебряными монетами, нукратками, бисером, корал­лами. Девичья бисерно-монетная шапочка (такъя) также облегала голову наподобие шлема, имела на верхушке шишак, на висках наушники, сзади бисерный назатыльник.

Тастарный комплекс головного убора был характерен и для астраханских татарок. Юртовские астраханки носили большие треугольные кисейные тастары, орнаментированные шелковой тамбурной вышивкой, поверх которых надевалась шапка, отделанная мехом. Весьма оригинальным был свадеб­ный головной убор астраханских карагашек (саукеле): высо­кая цилиндрическая матерчатая шапочка на плотной основе, имеющая аналоги у нагайцев и некоторых народов Средней Азии. Шапочка украшалась аппликацией и вышивкой, наде­валась в комплексе со специальной металлической свадебной повязкой и тастаром.

Этноспецифическим элементом женского головного убора сибирских татар был так называемый сарауц — вышитая золотыми нитями или убранная самоцветами, жемчугом, бисером головная повязка (волосник), напоминающая формой, декором и названием волосник (солауш) мишарок Окско-Сурского междуречья, которую надевали с головным треуголь­ным покрывалом (кыекча).

Обувь.

Традиционная мужская и женская обувь различа­лась лишь некоторыми нюансами (особенностями декора­тивного оформления, размерами голенищ, высотой каблука).

На босую ногу татары надевали чулки суконные и вязаные из шерстяных ниток. Суконные чулки (тула оек) представ­ляют собой наиболее оригинальную, древнюю и в то же время широко распространенную разновидность чулок. Их изготов­ляли из самодельного сукна обычно белого цвета и носили в комплексе с повседневной лыковой или кожаной обувью. Весьма оригинальный вид нижней обуви у казанских татар представляют собой наголенники (аякчу, аяк чолгау). Их использовали для обертывания голени и носили с ичигами или суконными чулками. О древности этого элемента говорит наличие обрядовых аякчу. Невеста дарила жениху  аякчу с орнаментированными концами.

Из верхней обуви наиболее распространенной была кожа­ная, лыковая и валяная. Кожаная обувь широко бытовала в городе у зажиточной части сельчан и духовенства. Высокие до колен сапожки из мягкой кожи с мягкой же подошвой (читек) изготовлялись из юфти, хрома и сафьяна. Одно­тонные черные ичиги носили, главным образом, мужчины. Носили их и женщины, только у них сапожки были покороче и без отворотов. Праздничным вариантом женской обуви были узорные каюлы читек, выполненные в традиционной технике кожаной мозаики. Если однотонные ичиги были мало оригинальны и являлись характерными для большин­ства тюрко-монгольских народов, то мозаичная обувь, безус­ловно, составляет этноспецифику именно татарской обуви. При выходе из дома на ичиги надевали короткую кожаную обувь на твердой подошве, а зимой — полуваленки. Ичиги скорее представляли собой кожаные чулки, но были более универсальны. Особенно они устраивали старшее поколение. Бытовали и сапоги на твердой подошве (итек). У татар Зауралья, как и у башкир, широко бытовали сапожки (сарык) из особо кроеной сыромятной калошки с белым суконным голенищем. Женские сарык отличались особой аппликацией и вышивкой. Основу орнаментации составлял расположенный на заднике сложный рисунок арочной композиции. Близ­кими сарык являются царык западносибирских татар, це­ликом изготавливаемые из сыромятной лошадиной или ко­ровьей кожи.

Из низкой кожаной обуви более обыденной и повсе­дневной были калоши. Выходной обувью считались туфли (башмак). У женщин бытовали и узорчатые, нередко с каблуком. Туфли с остроконечным и слегка подня­тым носком считались наиболее традиционными. Женские башмачки изготавливались и из бархата, богато расшивались золотой и серебряной канителью, бисером, речным жем­чугом.

Лыковая обувь, особенно лапти (чабата), представляла у татар рабочую обувь, как наиболее легкую и удобную при полевых работах. Преобладали лапти с «личиком» прямого и подошвой косого плетения (татар чабатасы).

Зимой повсеместно носили валенки (киез итек, пима, пуйма) короткие и высокие. Особой популярностью у зажи­точных татар пользовались цветные «кукморские» валенки.

Украшения.

Среди украшений известны как мужские, так и женские. У мужчин в высшем сословии бытовали драго­ценные перстни, перстни-печатки и пряжки для поясов. Ассортимент женских украшений был значительно шире, что связано с общемусульманской традицией, когда состоя­тельность мужчины определялась богатством одеяний и количеством драгоценных украшений у его женщин.

Среди головных украшений, пожалуй, самое широкое распространение у всех этнотерриториальных, возрастных и социальных групп женщин имели накосники. Они были чрезвычайно разнообразны по форме, материалу и технике изготовления, по особенностям декоративно-художественного оформления и способам ношения. Кроме многочисленных вариаций монетных накосников, широко бытовали накосники в виде фигурных блях преимущественно лопастной формы.

Одним из наиболее архаичных и в то же время устойчиво сохраняющихся элементов в костюме татарок являются серьги. Впервые их надевали девочки в трех-четырехлетнем возрасте и носили до глубокой старости. Миндалевидные сканые серьги с подвесками (татар сыргасы) представляют собой этноспецифический элемент костюма казанских татар, хотя бытовали они практически повсеместно. Кроме своих традиционных, женщины-татарки носили и серьги, заим­ствованные у русских, народов Кавказа, Средней Азии и Казахстана. Астраханские татарки в прошлом использовали кольцевые, обычно трехбусинные серьги, и, как украшение лица,— носовые кольца.

Шейно-нагрудные украшения татарок, кроме декоратив­ной функции, выполняли и утилитарную роль: скрепляли или прикрывали своими декоративными деталями тради­ционно глубокий разрез женской рубахи.

Это, прежде всего, матерчатые нагрудники, отличающиеся по форме, декоративному убранству. Так, у казанских татар преобладали нагрудники, украшенные позументом и ювелир­ными накладными бляхами, у сергачских мишарей, кряшен, сибирских татар — чешуеобразно расшитые монетами, у кузнецко-хвалынских мишарей — богато расшитые золотной гладью, у зауральских татар, как и у сопредельных башкир, сплошь декорировались кораллами и бисером и т.д. В старину У казанских, сибирских, астраханских татар в высшем сосло­вии, вероятно близком к ханскому окружению, бытовали драгоценные ювелирные аналоги подобным украшениям. Они выполнялись из чеканных позолоченных пластин в форме лунницы (айчык), инкрустировались драгоценными камнями и самоцветами.

Другим специфическим нагрудным украшением, обычно на матерчатой основе, была перевязь. В силу своей самобыт­ности, это украшение отмечается всеми авторами, которые хотя бы вскользь касались татарского костюма «Мещеряки... носят наподобие ленты через плечо широкую серебряными и местными наборцами выкладенную перевясь»,— писал И. Г. Георги. У мусульманок перевязь была обычно снабжена специальным карманцем, куда прятали «охранные» тексты из Корана. У кряшен и тех групп татар, которые не отли­чались особой приверженностью к исламским канонам, роль амулета-оберега, как и у других народов региона, зачастую выполняли раковины-каури. Первоначальное надевание пере­вязи нередко связано с въездом молодой в дом мужа. Обряд был связан с предохранением женщины от недоброй силы и означал пожелание ей плодовитости и богатства. Несмотря на общую «охранную» сущность этих украшений, они, как и нагрудники, заметно различались по форме, декору, на­званиям.

Особо эффектным и оригинальным шейно-нагрудным украшением казанских татарок, которое в XIX веке имело распространение и у других групп этноса, была воротниковая застежка с подвесками (яка чылбыры). Украшения рук — браслеты, перстни, кольца — обязательный в прошлом атрибут костюма татарки. Они имеют глубокие корни в ювелирном творчестве народа начиная со времен Волжской Булгарии и Золотой Орды. Браслеты татарки носили постоянно: по одному на каждой руке, что являлось средством сохранения добрых отношений между мужем и женой. Этим объясняется огромное разнообразие их типов и приемов украшения: тончайшая золоченая фили­грань, инкрустированная драгоценными камнями в высшем сословии и простенькие гравированные браслеты из низко­пробного серебра у низших слоев. То же касается и перстней. «Собираясь же в гости, она унизывала ими едва ли не каж­дый палец»,—писал известный исследователь быта казан­ских татар К. Фукс. Общенациональный костюм.Во второй половине XIXв. в процессе роста экономических и культурных связей между татарами отдельных регионов России неизбежным явилось нарушение сравнительно устойчивых ранее локальных комп­лексов народной одежды. Этот период — период становления общенациональной культуры — является наиболее сложным и в истории развития татарского костюма, когда, с одной стороны, отчетливо сказываются влияния европейской и русской культуры, с другой, процессы консолидации татар­ского этноса вокруг казанских татар. В это время наметилась тенденция к смене стиля костюма — от архаичных монумен­тальных народных форм к более изысканным и утонченным, соответствующим направлениям общеевропейской моды. Традиционная одежда казанских татар, особенно районов Казани и Заказанья, является основой формирования обще­национального костюма татарского народа. И это не случайно. Казанские татары издавна сформировались как ядро, как наиболее консолидированная в этнокультурном отношении группа этноса. Располагая объективными возможностями ускоренного социально-экономического и культурного раз­вития (наличие городов и городских ремесел, сравнительно продвинутых масштабов производства, обмена и торговли), казанские татары создали высокохудожественные вариации народного костюма, отличающиеся изысканностью форм, эстетическим совершенством декоративного оформления. остаются небольшие калфачки-наколки и мозаичная кожаная обувь — этноспецифические в прошлом элементы традиционного костюма казанских татар. В качестве мужского общенационального воспринимался комплекс одежды, состоящий из рубахи с вшивным доста­точно узким рукавом, короткого казакина, брюк общеевро­пейского покроя, черного бархатного «казанского» головного убора, штиблет или ботинок фабричного произ­водства. К началу XX в. судьба сложившихся в середине XIX в. комплексов традиционной одежды складывалась по-разному. Для мусульманских групп народа (этнотерриториальные группы волго-уральских, астраханских и сибирских татар) было характерно освоение на фоне общеевропейских культур­ных традиций городского казанско-татарского костюма. На одежде волго-уральских кряшен сказалась ориентация в сторону более крупных христианских этносов — русских, чувашей. Сегодня в повседневном быту встречаются лишь отдельные элементы традиционного костюма: мужские тюбетейки и способы повязывания женского головного платка «по-татар­ски» (вроспуск и на кромку), европеизированная в целом, но с элементами традиционного покроя и расцветки женская рубаха, традиционная кожаная обувь (в том числе и узорная). Бытуют они в основном у пожилых сельских жителей.   

Автор:Суслова С.В.                                                                          


Наша Религия

Форма входа

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 514




Погода в Казани
Рассылки Subscribe.Ru
Татарская рассылка




     
    

Календарь
     
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

    
   

Статистика




При использовании материала,ссылка на сайт обязательна. Татарский сайт © 2014
Создать сайт бесплатно